1.png2.png

Культура рязано-окских могильников

8 года 2 нед. назад #1308 от Purgine
Карта распространения могильников КРОМ


  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 2 нед. назад #1309 от Purgine

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1344 от Purgine
    Паряй, у меня к вам вопрос. Слышал, что у кром были какие-то фибулы особенные, которые чкобы выделяли знать кром. Не подскажите в какой период они функционируют, на какой территории были обнаружены и что из себя представляют?

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1347 от Паряй
    Полагаю речь идет о крестовидных фибулах рязанского типа.
    В кратце можно сказать что на базе чрняховских двухплостинчатых фибул, при влиянии северокавказских и... иных фибул в конце 4-го начале пятого века, у носителей РОк складывается свой аутентичный тип фибулы.
    В общем то Рок относиться к самой крайней на востоке культуре фибульного типа, германского... или если угодно провинциально римского очага. Аутентичные типы фибул в восточной европе были у 5-6 культур не более... Очень важно что у мери муромы и мещеры имеют место дериваты этого типа фибул. Что является одним из краеугольных камней того что КРОМ в Волго-Окском междуречье занимало тоже место что рим в европе...
    Расспростроняя свое политическое и культурное влияние на ойкумену. Их исигнии являлись образцом для знати "провинций" особенно как не странно исчезновения фибул в среде самих рязано-окцев и после уничножения их центров на средней оке...



    вот в сети надергал...


  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:
    Спасибо сказали: Purgine

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1348 от Purgine
    Как определили, что эти фибулы были у знати? Они находились в захоронениях знатных воинов?

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1351 от Паряй
    Ахмедов и Белоцерковская бесспорно относят их к таковым...считая их статусными маркерами...
    в 5-6 веке они почти обязательный элемент всех престижных погребений и женских и мужских...
    Посмотрите работы ахмедова он их любит классифицировать... я вам завтра со службы скину последнюю его статью по их поводу...
    К слову сказать рязано-окцы похоже колебались между этими фибулами и фибулами"окского типа" с кнопкой (у ахмедова опять же есть соответствующая статья" но мниться мне что гунское нашествие им малость помогло выбрать... как ? не знаю но после гибели верхнеокских городищ... где фибул с кнопкой предостаточно исчезают они и у нас... хочеться подчеркнуть что они имели парное ношение... в духе германских традиций... а наши крестовидные фибулы одиночные...

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1353 от Purgine
    Кстати гунны сильно изменили кром? А то про них как-то совсем мало написано, мелкими мазками.

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1355 от Паряй
    Вот статья по фибулам а потом вернемся к гунам :)

    Вояджер: мир и человек: теоретический и научно-методический журнал. – № 3. Спецвыпуск к 50-летию А.В. Богачева. – Самара: Самарский государственный технический университет, 2012. – 275 с.

    ISSN 2225-0018

    Под общ. ред. д.т.н., профессора Быкова Д.Е.

    Ответственный редактор – д.и.н., профессор Богачев А.В.


    Редакционная коллегия: д.т.н., профессор Быков Д.Е., д.х.н., профессор Пимерзин А.А., д.т.н., профессор Бичуров Г.В., д.т.н. Ненашев М.В., к.ф.н, профессор Полищук В.Н., д.б.н., профессор Сачков С.А., д.псих.н., профессор Агафонов А.Ю., к.псих.н., к.филол.н., доцент Тимощук Н.А., доцент Доброва В.В., к.п.н, доцент Трофимов В.Н., к.ф.н., доцент Герасимов О.В., к.и.н. Колев Ю.И.


    Экспертный совет: д.и.н., профессор Дубман Э.Л., Острецов Л.А.,
    к.и.н., доцент Мышкин В.Н., к.и.н., доцент Захарова Л.Б.,
    д.и.н., профессор Курятников В.Н., к.и.н., доцент Федотов В.В.


    Ответственный секретарь – Саранча А.А.




    АХМЕДОВ И.Р. Окские крестовидные фибулы как индикаторы этнокультурных
    процессов в центральной России эпохи великого переселения народов

    И.Р.Ахмедов (Исторический музей, Москва)
    Окские крестовидные фибулы как индикаторы этнокультурных процессов в Центральной России эпохи Великого переселения народов.

    В статье рассматриваются находки рязано-окских крестовидных фибул и их дериватов на территории Верхнего Поочья, Волжско-Окского междуречья, верхнего и нижегородского-марийского участков течения р.Волги. Анализируя эти находки как культурно-хронологические и социальные индикаторы, автор выдвигает предположение, что они маркируют рязано-окские культурные импульсы в направлении этих районов в V в. н.э. Характер их использования в составе престижного убора древних марийцев и муромы позволяет автору предположить участие рязанских финнов в сложении этих народностей.

    Окские крестовидные фибулы, этнокультурные, хронологические, социальные индикаторы, культурное взаимодействие, миграции.

    В научной деятельности наших уважаемых юбиляров, вопросы классификации археологического материала и возможность его использования в историко-культурных реконструкциях занимают основное место. Поэтому выбор темы для данной работы не является случайным. Эту работу, продолжающую ряд исследований по изучению фибул как одной из важнейших категорий материальной культуры населения центральной России в середине I тысячелетия н.э., автор с удовольствием посвящает своим друзьям С.Э.Зубову и А.В.Богачеву с пожеланиями дальнейших творческих успехов, человеческого и научного долголетия.
    Крестовидные фибулы являются одной из самых ярких категорий материальной культуры населения средней и нижней Оки в гуннское и постгуннское время. Эти застежки связаны по происхождению с «Т-образными» фибулами, характерными для древностей черняховского круга. Они появляются в начале гуннского времени и используются вплоть до первой половины VII в. [1; 2; 15]. Основная часть «классических» - рязано-окских крестовидных фибул бытует в пределах конца IV – начала VI вв. н.э. [3, с.167-168; 11, с.175; 4]. У рязанских финнов эти фибулы имели важное значение в системе маркеров социальной стратификации общества. Они встречены в погребениях предводителей коллективов, оставивших могильники, изначально в мужских воинских погребениях, в середине – второй половине V в. отличавшихся многочисленностью, «избыточностью» инвентаря. С середины V в. они появляются и в погребениях женщин, которые по сумме составляющих погребального инвентаря могут быть отнесены к элите рязано-окского общества. Эти предположения были проверены на материалах полностью раскопанного Никитинского могильника и наиболее репрезентативных погребений могильника Борок 2, в результате чего было установлено, что в погребениях с крестовидными фибулами были захоронены люди, обладавшие наивысшим статусом в иерархической структуре коллективов рязанских финнов. Вместе с гривнами, наборными поясами, клинковым оружием фибулы входят в систему иерархических знаков власти, занимая в ней одно из наиболее значимых мест. Подобный набор, основанный на римских традициях известен и в варварской среде Центральной Европы, как у римских союзников, так и у различных групп, входивших в державу Аттилы. Особенно ярко он представлен в комплексах элиты зарождающихся «варварских» королевств в постгуннское время [10, с.105-122 ; 11, с.175-176; 6].
    Следует указать, что подавляющее количество крестовидных фибул найдено на памятниках расположенных на рязанском течении р.Оки, на которых выявлены серии фибул, образующих эволюционные ряды, отраженные в находках на каждом из регулярно исследованных большими площадями могильниках (могильники Никитинский, Кораблино, Заречье, в меньшей степени Шатрищенский и Старо-Кадомский). Общее количество находок фибул на Средней Оке уже превышает 70, из которых 62 находки происходят из исследованных комплексов или привязаны к определенным памятникам. Все это указывает на то, что эти вещи являлись результатом местного производства и, учитывая их социальную нагрузку, их можно считать своеобразным племенным маркером. Достаточно большие массивы крестовидных фибул выявлены так же на памятниках бассейна нижней Оки – Малышевском, Подболотьевском, Кочкинском и др., а так же связанных с ними памятниках Безводнинско-Ахмыловского круга. Однако, находки на этих памятниках представляют собой скорее уменьшенные дериваты классических «рязано-окских», а в более поздних версиях имитации их, украшавшие женские головные уборы – «муромская» и «марийская» серии. Высказывалось предположение о «западной, балтской» принадлежности крестовидных фибул. [14, с.91]. Позднее, для окских серий крестовидных фибул были определены районы распространения, включавшие в себя бассейн р. Оки и некоторые сопредельные территории, под которыми подразумевались в первую очередь притоки Клязьмы, отдельные районы Нижегородского и Марийского Поволжья. По Ю.А.Краснову, погребения с крестовидными фибулами Безводнинского могильника относятся ко второй хронологической стадии памятника, рамки которой он определяет, в целом, в пределах VI в. [17, с. 106-108]. Он так же указывал на то, что эти погребения относились к группе «богатых», что свидетельствует о том, что у населения, оставившего памятника безводнинско-ахмыловского круга, крестовидные фибулы могли выполнять функции социальных маркеров, близких рязано-окским образцам.
    Проведенный типологический анализ рязано-окских крестовидных фибул, установление хронологических рамок бытования различных серий, их места в погребальной обрядности показало, что основная масса этих изделий бытовала в рамках V в. [2, с.58-61;10, с.105-122, 5; 6] Лишь отдельные экземпляры доживают в качестве исключений до горизонта распространения геральдических гарнитур развитого облика. Они встречены в могильниках шиловской группы памятников. Здесь памятники расположены чрезвычайно близко друг к другу, отличаются большим количеством погребений с престижным набором инвентаря, в том числе - два погребения включающих в себя, наряду с фибулами, поясами, престижным оружием, бронзовым медальоном Септимия Севера, так же наборные крестовидные диадемы (м-к Борок II, пп. 126,525). Такой набор свидетельствует о весьма высоком социальном статусе погребенных людей[6; 9]. Вероятно, эта группировка представляла собой некий племенной центр, консолидирующийся в течение гуннского времени, в котором традиции ношения различных регалий могла сохраняться достаточно долго. В целом, в течении VI века в употребление входят круглые крупные пластинчатые и дротовые застежки с выступающими, завернутыми в спирали концами. Эти застежки явились прототипами широко распространенных, в последней четверти I тыс. н.э. в мордовских древностях застежек с «крылатой» иглой, которые так же использовались как символы особого статуса их владельцев [7, с. 7-34].
    Выработанная автором классификационно - хронологическая схема бытования серий фибул в несколько упрощенном виде представлена на рис. 1а и б.
    Выявленная роль крестовидных фибул как одного из важнейших в системе социально – иерархических и культурных маркеров у рязанских финнов заставляет обратить более пристальное внимание на их находки за пределами рязанского течения р. Оки.
    Уже первые обращения к этой темы показало перспективность ее разработки. В статье посвященной окским фибулам автором было установлено, что находки фибул в Волго-Окском междуречье могут свидетельствовать не только об активности рязанских финнов в этом направлении, но также о их важной роли в формировании материальной культуры населения сопредельных территорий – в частности, в появлении фибул серии «Картавцево-Серенск», характерных для населения Верхнего Поочья в конце V начале VI веков[5].
    Появление сведений о новых находках позволяет снова обратиться к этому сюжету.
    Наиболее близкой территориально среднему течению р.Оки является находка на селище на берегу р. Елинки, притоке р. Лопасни – левом притоке р.Оки (на границе Серпуховского и Ступинского района Московской области). Фибула бронзовая, на поверхности видны следы гравировки, по пропорциям близка серии рязано-окских фибул IА4, бытующих, в основном, во второй четверти V в. (рис.2, 1).
    Примерно в 30 км к ЮЗ от этого места, на правом берегу р.Оки в Заокском районе Тульской области были найдены еще две фибулы. Одна из них еще в 1985 году была обнаружена на городище у с. Нижняя Городня на небольшом правом притоке р.Скниги, так же являющемся правым притоком р.Оки. Это небольшая бронзовая фибула длиной 6,5 см, относящаяся так же к серии IА4 рязано-окских фибул. Еще одна фибула происходит с р.Скниги и судя по всему является дериватом фибул той же серии. Ее длина так же составляет 6,5 см, ножка так же украшена гравированным орнаментом. Форма ножки сближает эту фибулу с окскими фибулами серии «Картавцево – Серенск. (Рис. 2, 2-3 )
    В рязано-окских древностях фибула серии IА4 найдена в п. 4(мыс.1) могильника Кораблино. Комплекс по составляющим инвентаря – проволочная гривна с перпендикулярными крючками, пластинчатая трехрогая лунница –подвеска, а так же по находкам в соседних погребениях 9,10,42, датируется серединой V в. Так же фибула этой серии найдена на городище Земляной Струг у г.Касимова. Ниже будет описана так же находка фибулы этой серии на городище Орлов Городок на верхней Волге.
    Эта серия фибул на Средней Оке относится к началу хронологического периода 3в. Для него так же характерны находки фибул серий IA3, IA6. Встречаются так же фибулы серии IA5, появляющиеся уже в предшествующий период 3а2 (Рис.1а) [4]
    Еще одна находка на Верхней Оке известна в ареале мощинской культуры. Здесь на селище у Чертова городища, в Козельском районе, Калужской области была обнаружена рязано-окская крестовидная фибула серии IА5. (Рис. 2, 4) Бронзовая фибула длиной 11,3 см аналогична находкам фибул этой серии в рязано-окских памятниках - в п.84 м-ка Заречье, комплексе 67 м-ка Борок 2, погребении, обнаруженном в 1995 году у здания Шиловского районного краеведческого музея, а так же в находке у п. Прибрежный, на окраине г. Шилово.
    Находка на селище у Чертова городища подтверждает выдвинутый ранее тезис о активности рязанских финнов на этом направлении в первой половине V в. [5]. А концентрация фибул серии IА4 на участке течения р. Оки между Серпуховым и Ступино позволяет предположить присутствие здесь населения не только использовавшего крестовидные фибулы, но и изготавливавшего их дериваты. Возможно, это население могло быть связано по происхождению с рязанскими финнами и появилось здесь в результате той самой активности в направлении Верхнего Поочья в первой половине V в. Конечно, эта гипотеза останется лишь предположением, пока не будут получены другие материалы с этих памятников.
    Другим направлением, на котором известны находки фибул являются районы верхнего Москворечья и Верхней Волги. Здесь известны две фибулы, ранее уже публиковавшиеся автором. Это находки фибул серии IА3 в 2 в подъемном материале на древнерусском поселении Хотяжи 2 (Никифоровское), расположенного на р. Москве под Звенигородом, и на Брыкиной Горе в черте современного Можайска, так же в контексте средневекового культурного слоя (Рис. 3, 1-2) [29, с.121-122]. Фибулы серии IА3 в рязано-окских древностях известны в комплекcах п.91, Борковского м-ка, п. 513, могильника Борок .2, п.31, Старо-Кадомского м-ка, п.11 (мыс 1), м-ка Кораблино, п.14, Никитинского м-ка (раскопки Р.Ф.Ворониной).
    В контексте могильника середины I тыс. с погребениями по обряду кремации, была обнаружена фибула серии IБ6а. Аналоги этой фибуле хорошо представлены в рязано-окских древностях середины V в. – периода 3В, они найдены в я.33 и п.50, м-ка Ундрих, на Старо-Кадомском м-ке, п.79, (мыс1) м-ка Кораблино, п.108, м-к Заречье, в случайной находке у г. Шилово, п.202, Никитинский м-ка, такая же фибула происходящая с рязанского течения р.Оки еще в начале ХХ века была опубликована Б. Салином
    Могильник располагался на мысовой площадке дьяковского Ратьковского городища исследованном В.И.Вишневским в верховьях р.Дубна, в Александровском районе, Московской области.(рис.3,7) [12, с.550-557] Некоторые из находок, обнаруженных в выделенных автором раскопок скоплениях –остатках погребальных комплексов, находят параллели в древностях рязанских финнов. [5] Возможно не будет излишней натяжкой предположение, что коллектив оставивший могильник мог быть каким-нибудь образом по происхождению связан с рязанскими финнами.
    Серия находок фибул происходит из районов Верхнего Поволжья.
    Крестовидная фибула близкая сериям IА1 и IА2 была обнаружена С.В. Томсинским в предматериковом слое в раскопе 13 на территории кремля в Угличе. (Рис.3, 3) [30, с.87, рис.40: 8]
    Единственной известной автору находкой в Заволжье, является крестовидая фибула серии IА4, происходящая с городища Орлов городок, расположенного в северной части Тверской области. (Молоковский р-он) (рис. 3, 5) [22, с.64-65; 23, с.66]. Датировка этой серии, как уже неоднократно было указано выше, определяется в пределах начальной части периода 3в. Для нашей темы интересно предположение автора о разрушениях оборонительных сооружений и жилища в начале V в. Фибула происходит из сдвинутого бульдозером отвала, поэтому лишь полная публикация интереснейших материалов городища конкретизирует контекст ее находки.
    Не совсем ясен контекст находки крестовидной фибулы на Дуденевском городище, расположенном на правобережье Волги, в районе Рыбинска [14, рис.9: 15]. Она, без всяких сомнений, принадлежит в серии рязано-окских изделий серии IБ12 (рис.3; 9), бытующих в рамках периодов ЗС1 -3С2 второй половины - конца V н.э. Фибулы этой серии известны в п.5а Никитинского м-ка (р-ки Р.Ф.Ворониной), п.71а, м-ка, Заречье п. 57,Старо-Кадомского м-ка, п.91, Шатрищенский м-ка. К дуденевской находке наиболее близки последние две указанных фибулы из рязано-окских могильников, относящиеся к варианту б серии IБ12.
    Далее к востоку, на правобережье ярославского течения Волги, известна находка крестовидной фибулы на Попадьинском селище. Она может быть к сериям IА4-5, более точно определить по рисунку в публикации трудно (рис. 3, 6) [14, с. 89, рис.9:16, 36, 25.].

    Ниже Ярославля по течению р. Волги, на правом берегу известна фибула серии I3Ав, найденная на поселении Введенское[28, с.17, табл.23]. (рис. 3,4)

    Фибулы серии 2, бытующей в рязано-окских древностях в течении периода 3А1 - последних десятилетий IV – рубежа IV-V вв, найдены так же на Поганом озере под Суздалью и на селище Овчухи 2 под Владимиром [20]. Фибулы наиболее раннего варианта серии IА1а и серии IА2 хорошо представлены на рязанском течении р. Оки. Фибула серии 1 найдены в комплексах погребений п.55, М1, могильника Кораблино, а находки серии IА2 в комплексах погребений 21, 55, Шатрищенского могильника, р-ки Т.А. Кравченко, 7, Борковской могильника, р-ки В.Зубкова, в находке 1989 г. у поселка Прибрежный на восточной окраине г. Шилово.

    В 110 км к В от Владимира на правобережье р.Клязьмы, на территории древнерусского Ярополча (Пировы Городищи) был найден фрагмент фибулы серии IА11, бытующей во второй половине V, связанный по происхождению с поселением середины – второй половины I тысячелетия. (Рис. 3, 8 ) [23, с.154-155, рис.3:7]. Аналогичные известны в случайной находке в могильнике Ундрих , п.27 м-ка Заречье, в сборах А.В. Антонова на Шатрищенском м-ке (Фонды РИАМЗ), п.197, Никитинского м-ка (р-ки И.Р.Ахмедова)

    Наиболее удаленной от рязанского течения р.Оки является находка рязано-окской крестовидной фибулы серии IА3 в погребении 485 Ахмыловского могильника, расположенного на правобережье марийского Поволжья. Это ритуально потревоженное погребение, в котором кроме фибулы сохранились так же обломки гривны, фрагменты боевого ножа в ножнах, детали пояса, удила, сосуд. (рис.4, 1; 6, 1) В непосредственной близости к нему располагалось так же ритуально потревоженное воинское п.436, и богатое воинское погребение 487. Эти погребения являются одними из наиболее ранних захоронений на памятнике и, возможно, исходя из инвентаря, их следует датировать временем не позже середины V в. [25]

    Таким образом, в настоящий момент известно шестнадцать находок рязано-окских крестовидных фибул, найденных за пределами ареала культуры рязанских финнов. По сериям и, соответственно по времени эти находки распределяются следующим образом:
    Наиболее ранними являются находки серий 1-2 и 2 в Угличе, на Поганом озере и Овчухи 2. Бытование этих фибул в древностях рязанских финнов относится к периоду 3А1, который датируется в рамках последней четверти IV - начала V в. н.э.
    Фибулы серий IА3а подтипа 1в, происходящие из Введенского и Младшего Ахмыловского м-ка, IА 3а2б с Брыкиной Горы и IА3а2в селища Хотяжи относятся уже к следующему периоду 3А2 древностей рязанских финнов который может быть датирован в рамках первой трети V в. н.э.
    Экземпляры серий IA4 и IA5 (Елинка, Нижняя Городня, Скнига, Чертово городище, Орлов городок, Попадьино) а так же фибула серии IА6а из Ратьковского могильника характерны уже для начальной стадии периода 3В, что позволяет датировать их в рамках второй четверти V в. При этом следует указать, что фибулы IА5 появляются уже в предыдущем периоде 3А2.
    Фибулы серий IА11 и IА12 найденные в Ярополче и Дуденево встречены в рязано-окских погребальных комплексах периода 3С, в целом датирующийся второй половиной V в. н.э.

    Таким образом, наблюдается следующая динамика поступления крестовидных фибул на эти территории. Две наиболее ранние фибулы попадают на левобережье владимирского течения р.Клязьмы и в Суздальское Ополье в конце IV в. н.э. (Овчухи, Поганое озеро). Находки двух фибул одной серии в точках, располагающихся на расстоянии около 20 км друг от друга, позволяет предположить, что они попали сюда в результате какого среднеокского импульса. К этим событиям может относиться и находка фибулы серий 1-2 в Угличе, в 170 км к СЗ от Суздали. Подобное предположение не выглядит неправдоподобным, если учесть наличие в 11 км к СЗ от Поганого Озера исследованного экспедицией Института археологии РАН под руководством Н.А.Макарова грунтового могильника конца III – первой половины IV вв. у села Большое Давыдовское. На могильнике изучено 20 погребений, обряд и инвентарь которых весьма близок синхронным комплексам из рязано-окских могильников. Несмотря на значительную удаленность этого памятника от среднего течения р. Оки (около 250 км), появление здесь населения, вероятно, связанного по происхождению с рязанскими финнами, может быть результатом переселения.[19, с. 41-52; 20, с.3-16; 21]
    Путь, по которому могли попадать сюда фибулы может быть очерчен наиболее многочисленными находками (6 экз.) более позднего времени – первой половины V в. н.э. к которому относятся находки фибул серий IА3 – IА6. Находки в Хотяжах, Брыкиной горе, Ратьковском могильнике, Орловом городке, Введенском, показывает, что фибулы попадали в Верхнее Поволжье, а в более раннее время и в междуречье Клязьмы и Нерли, через районы Москворечья. В пользу этого предположения свидетельствуют находки рязано-окских гривен с замком в двойную петлю, напускными бусами и обмоткой на Дьяковском и Березняковском городищах, двухъярусных трапециевидных подвесок на Подмокловском, Кунцевском, Саввино-Сторожевском, Попадьинском городищах. Эти подвески начинают широко распространяться в составе рязано-окского женского убора во второй половине V века. Состав импортов может быть дополнен. Но даже картографирование только находок крестовидных фибул достаточно показательно. (рис.5)
    Другим направлением активности рязанских финнов в это время являются районы верхнего Поочья, о чем свидетельствует находка фибулы серии IА3 на Чертовом городище на левобережье калужского течения р. Оки и группы фибул серии IА4 на восточной границе верхнего течения р.Оки ( Елинка, Нижняя Городня, Скнига)

    О том, что культурные импульсы среднеокского происхождения на районы Верхней Волги и Клязьму продолжались и во второй половине V в. н.э. свидетельствуют не только находки фибул сери IА11 и IА12 из Дуденево и Ярополча (Пировы Дворищи), но и находки фрагмента однолезвийного меча на Попадьинском селище, рязано-окской поясной бляшки и псалия относящегося к «понтийской» группы узды на селище Усть - Черная, которое входит в одну группу памятников с Введенским. По предположению А.Е.Леонтьева, селище Усть-Черная может являться остатками воинского лагеря [18, с.225, рис.96]. Следует указать, что рязано-окские формы поясных наборов, однолезвийные мечи и узда, связанная по происхождению с районами Северного Причерноморья и Северного Кавказа, составляет основу воинского комплекса рязанских финнов. В частности, количество известных на данный момент однолезвийных мечей в рязано-окских памятниках составляет 48 экземпляров, на остальных же территориях: Нижнем Поочье, верхнем Поволжье, Нижнем Посурье, Марийском Поволжье их известно всего 11 экз. [11,с.177; 8].

    Сопоставляя даже эти неполные данные можно предположить, что появление фибул на указанных памятниках следует считать результатом участия рязано-окского населения в сложных этнокультурных процессах, в том числе и в миграциях различных групп населения, эпохи Великого Переселения в лесной зоне Центральной России. И.В. Исланова, основываясь на находках крестовидных фибул на Ратьковском могильнике, городищах Орлов городок и Дуденево, предполагает наличие определенных импульсов юго-восточного происхождения достигающих в середине I тыс. районов Верхнего Поволжья. Возможно, престижные находки рязано-окского происхождения маркируют пути, связывающие в это время районы Среднего Поочья и Верхнего Поволжья, по которым происходили инфильтрации нового населения и взаимодействия их с другими аллохтонными группами, например, с населением «удомельской» группы, оставившим памятники типа Юрьевской Горки, расположенными не так далеко от городища Орлов городок. На Юрьевской Горке так же встречены бронзовые шумящие подвески окского облика и «крапчатые» бусы, являющиеся одним из хронологических маркеров древностей последней трети V в. на Средней Оке [16, с. 312, рис. 13; 19, 6-8]. В то же время, приведенные сведения свидетельствуют в пользу выдвинутого А.Е.Леонтьевым предположения о рязано-окском регионе как возможной «прародине» предков мери. [18, с. 19-22]
    В связи с вышеприведенными соображениями представляется необходимым конкретизировать наши представления об истоках появления и значении крестовидных фибул в культуре безводнинско-ахмыловского и муромского населения. Именно фибулы первой половины V в. послужили образцами для создания специфических фибул «муромской» и «марийской» серий – группы II подгруппы Б, характерных для убора населения оставившего памятники «безводнинско-ахмыловского» круга и муромы. В пользу этого предположения свидетельствуют не только репрезентативная выборка фибул в междуречье Клязьмы и Волги, но и находки фибулы серии IА3 в п.485 Ахмыловского м-ка и деривата этой серии фибул украшенного орнаментом из треугольников, с подвесками по нижнему краю ножки в могильнике на Чортовом городище в Поветлужье. (Рис. 4, 2.)
    В связи с тем, что наиболее изученные муромские памятники (Малышевский, Подболотьевский могильники) изданы не полностью, представляется правомерным предпринять попытку определения роли крестовидных фибул в культуре нижнеокских и средневолжских финнов на примере более подробно опубликованных древностей безводнинско-ахмыловского круга.
    Памятники этого круга по Т.Б. Никитиной относятся к I этапу древностей раннесредневековых марийцев VI-VII вв. Исследовательница относит освоение районов марийского Поволжья группами населения, составившими основной субстрат марийского народа, к середине VI в., определяя район их происхождения в пределах нижнего Поочья. К памятникам этого этапа по ее мнению относятся могильник на Чортовом городище в Поветлужье, Младший Ахмыловский, Юльялский, Безводнинский и, возможно, Желтухинский могильники, а так же ряд городищ и селищ, в частности Сомовское 1 и 2, Васильсурское 2, Чортово и др. [26, с. 166-167, 174]

    В Безводнинском могильнике найдено 25 крестовидных фибул, из них три происходят из случайных находок, остальные найдены в 2 мужских, 7 женских и в одном погребении девочки. Погребение 5 было потревожено в древности, костяк разбросан, так же были встречены отдельные кости лошади. Инвентарь, вероятно, сохранился частично, однако включал в себя, кроме серебряной фибулы, бронзовые детали ременной гарнитуры дунайского происхождения украшенные головками птиц, подобные тем которые входили в состав крестовидных диадем из рязано-окского могильника Борок II, а также бронзовый браслет, наконечник пояса, сосуд, проколку и железную пластинку. (рис. 6, 22-28) Погребение 21 представляло собой мужскую кремацию – в центре ямы, на скоплении кальцинированных костей, углей, золы находились следующие вещи: крестовидная серебряная фибула, поясной набор с двумя серебряными пряжками и бронзовыми накладками, бронзовый браслет, а так же наконечник копья, топор и однолезвийный, длинный боевой нож. Одна фибула, в области груди, обнаружена в женском погребении 4, находившемся в непосредственной близости у ЮВ окончания п.5. В п. 97, которое, так же как и п.5, было подвергнуто в древности ритуальному(?) разрушению, кроме фибулы сохранились остатки пояса с двумя пряжками, височное кольцо, удила, бусины, железный нож, пронизи. В остальных случаях фибулы входили в состав женских головных уборов, в погребении 41 вместе ними находилась и двупластинчатая серебряная фибула, подражающая прототипам, восходящим к дунайским застежкам горизонта Смолин-Косино, еще один экземпляр находился в п. 150, расположенной рядом с 151. Для нашей темы важно, что погребения с фибулами группируются в нескольких зонах памятника. Так, п.5 входит в один ряд с пп. 3, 41, 40, 12, которые так же были подвергнуты в древности ритуальному ограблению. Все эти погребения сопровождаются конскими захоронениями, остатки инвентаря свидетельствуют о богатстве могил. Женское захоронение 4 с крестовидной фибулой примыкает с юга к п.5, с северной стороны к ряду примыкает п.61, так же потревоженное, в котором из инвентаря сохранились фрагменты деревянного сосуда окованного тонкими обручами и обложенного листочками золотой фольги. В непосредственной близости к этому ряду находилось детское женское погребение 31, с фибулами в составе головного убора и полным набором украшений костюма. Можно обосновано предположить, что эти погребения представляет собой захоронения особой группы внутри коллектива оставившего могильник, которая, судя по характеру сохранившихся предметов, занимала высокое социальное положение. Еще в двух случаях погребения с фибулами группировались вместе – пп. 150,151, 155 и пп. 94 и 97. В остальных случаях, фибулы встречены в погребениях, каждое из которых входил в пару погребений совершенных по обряду кремации. Мужское погребение 21, как уже было указано, представляло собой достаточно богатое, воинское погребение, пару ему составляло погребение 67 – мужское воинское, с более скромным инвентарем. Несколько к далее к ЮЗ, этот ряд продолжали две женских ингумации, содержавшие комплекты полного убора взрослой женщины. (пп.77,85) Другая пара погребений по обряду кремации – пп. 159,160- содержало женское погребение с деталями полного взрослого убора, фибула здесь входила в состав украшений головы и мужское погребение со скромным инвентарем – серебряная пряжка и две сюльгамы [17, с.52,135-136, 142, 145, 148-149, 163-165, 182-186, рис.2].

    На Младшем Ахмыловском могильнике так же четко прослеживаются две семейных группы, в которых погребения женщин с фибулами находились в тесных рядах с воинскими погребениями с богатым инвентарем и мечами – пп. 153, 128 и пп.91,90. [25, с.50-54,56, рис.2]

    На Желтухинском могильнике фибула найдена в одном из самих ранних погребений конца V в.– воинском захоронении 11. Она располагалась на груди. Погребение сопровождалось погребением лошади и являлось центральным в ряду престижных захоронений. В этом ряду располагалось так же богатое женское погребение с пятью фибулами, из которых одна была двупластинчатой. К этому ряду примыкало вторичное женское п.23 в состав инвентаря которого так же входила фибула [31, с.47, рис.1, 5-6, 9-10, 18].
    Подобные случаи известны и на других территориях. Так в Холуйском могильнике на р. Тезе, левом притоке Клязьмы, фибула была найдена в мужском воинском погребении 1 конца V - начала VI вв. [27, с.43, 104, табл.XII, 21-29]. Из муромских памятников следует указать на Подболотьевский могильник, где два богатых женских погребения с крестовидными фибулами – пп.217 и 220 находились на одном участке с богатым воинским погребением 218. [13, с.131-133]
    Таким образом, можно предположить, что и как у рязано-окских финнов, у безводнинско-ахмыловского и в муромского населения значение крестовидных фибул в системе социально-иерархических маркеров было чрезвычайно высоко. Они являлись одним из знаков высокого социального статуса их обладателей – лидеров высокого ранга. В более позднее время эти фибулы переходят в категорию украшений головных уборов состоятельных женщин. Вероятно, отражением процесса перехода этой категории убора из мужского обихода в женский, является и находка фибулы в могильнике на Чортовом городище, расположенном на правом берегу р. Ветлуги. В декоре этого деривата рязано-окских фибул серии IА3 были использованы бутыльчатые подвески, которые являются одной из самых характерных категорий украшений для женского убора поволжских финнов. [26, рис.47,12]
    Выше было указано, что подобный процесс прослеживался в конце V в. и в рязано-окских древностях. Здесь мужские фибулы, использовались родственницами лидеров коллективов оставивших могильники [Ахмедов, Казанский 2004, с. 175-176] Однако, в муромских и волжских памятниках местные реплики крестовидных фибул из застежек превращаются в декоративный элемент богатых головных уборов, лишаются механизмов – изготавливаются только с петельками для пришивания. В то же время кроме декоративных функций, они, судя по всему, сохраняют и роль символа высокого социального статуса их владелиц.

    При сравнении фибул «марийской» и «муромской» серий с синхронными крестовидными фибулами конца V – начала VII вв. можно видеть, что образцами для изготовления первых послужили ранние фибулы серий IA 1-4 и, возможно, IA13. На это указывают морфологические особенности – ромбическая форма ножки, форма площадки и кнопок. (Рис.1аб) Возможно, к переходным формам следует отнести находку фибулы из Введенского, отнесенную выше к подтипу 1в серии IA3a. По размерам и пропорциям она достаточно близка к «марийским» и «муромским» крестовидным фибулам. Можно предположить, что именно экземпляры ранних рязано-окских крестовидных фибул, попавшие в районы междуречья рек Волги и Клязьмы, были прототипами для крестовидных фибул «марийской» и «муромской» серий.

    Можно предположить, что эти фибулы являются продуктом развития в среде формирующегося безводнинско-ахмыдовского и муромского населения, иерархических маркеров, которые появляются в первой половине – середине V в. как результат культурного импульса с рязанского течения Оки. Одинаковая роль крестовидных фибул и у рязанских финнов и у «безводнинско-ахмыловского» населения и у муромы указывает на то, что в этом процессе принимали непосредственное участие рязанские финны, в том числе и облеченные высоким статусом предводителей. Крестовидные фибулы как символы власти вряд ли могли служить предметами обмена или торговли. Так, мы не знаем ни одной находки крестовидных фибул в памятниках родственных рязано-окским финнам групп в Потешье, на верхнем течении р. Мокши, верхнем и нижнем течении р. Суры. Наличие контактов этих групп с рязанскими финнами не подлежит сомнению, однако систему иерархических признаком последних они не используют.

    Напротив, у безводнинско – ахмыловского и муромского населения эта система становится основой при формировании престижного убора. Образцом для нее становится убор предводителей, возглавлявших коллективы в процессе расселения в районах междуречья рр. Клязьмы и Волги, Нижнего Поочья и нижегородско-марийского Поволжья. В пользу этого предположения свидетельствует и то, в единственном документированном случае именно рязано-окская фибула IА3 найдена в воинском погребении 485 Ахмыловского могильника, одного из самых ранних на памятнике. Эта система существует в этих районах и в то время, когда у рязанских финнов иерархические маркеры изменяются, а единичные находки крестовидных фибул являются исключением. Возможно близость престижного убора «безводнинско-ахмыловского» и муромского населения может быть так же аргументом в пользу общности их происхождения.
    Так или иначе, можно утверждать, что крестовидные фибулы следует считать одной из наиболее важных категорий при изучении формирования культур различных этнических группировок на пороге средневековья как вновь выявленных на верхнем течении р. Оки, так и ставших основой для формирования муромы и марийцев групп безводнинско-ахмыловского круга.
    Рязанские крестовидные фибулы так же могут быть использованы и как хронологические индикаторы, что позволяет уточнить датировки безводнинско-ахмыловских и муромских древностей. Именно это, а так же более пристальное изучение наиболее значимых категорий убора представляется сейчас наиболее важным и перспективным при реконструкции этно-культурных процессов в Волго-Окском междуречье в третьей четверти I тысячелетия.



    Литература:
    1. Амброз А.К. Фибулы Юга Европейской части СССР. САИ, 1966. Вып. ДI-30. М.: Наука, 1966. 111 с.
    2. Ахмедов И.Р.. Рязано-окские крестовидные фибулы.//Исследования П.Д. Степанова и этнокультурные процессы древности и современности. Материалы научной конференции. Саранск: Ист.-социол. Ин-т им. Н.П.Ограева, 1999. С.58 - 61.
    3. Ахмедов И.Р. Воинские погребения гуннского времени на Средней Оке.// Конференция посвященная 60 - летию кафедры археологии МГУ. Тезисы докладов.М.: Изд. МГУ, 1999 с.166-169.
    4. Ахмедов И.Р. Инвентарь мужских погребений.// Восточная Европа в середине I тысячелетия н.э. Раннеславянский мир. Вып.9. М.: 2007. С.137-185.
    5. Ахмедов И.Р. Окские фибулы. //Лесная и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи Римских влияний и Великого переселения народов. Вып. 1. Тула: 2008. С.7-27.
    6. Ахмедов И.Р. К выделению индикаторов социальной стратификации в культуре рязано-окских финнов в эпоху Великого переселения народов по материалам могильника у села Никитино.// Лесная и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи римских влияний и Великого переселения народов. Конференция 2. Тула: 2010. с.105 – 137.
    7. Ахмедов И.Р. Проблема «финального» периода культуры рязано-окских финнов (К современному состоянию вопроса). Раннеславянский мир,. Вып. 13. М: 2010. С. 7-34.
    8. Ахмедов И,Р. Короткие однолезвийные мечи из Никитинского могильника.// Germania – Sarmatia. Вып. II. Сборник научных трудов по археологии народов Центральной и Восточной Европы посвященный памяти М.Б.Щукина. Калининградский областной историко-художественный музей, Курский государственный областной музей археологии. 2010. С. 319 – 341.
    9. Ахмедов И.Р. Находка медальона Септимия Севера на р.Оке// Проблемы истории, философии, культуры. №4. Москва-Магнитогорск-Новосибирск: 2011. С119-136.
    10. Ахмедов И.Р. Белоцерковская И.В. О месте фибул в рязано-о

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:
    Спасибо сказали: Purgine

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад - 8 года 1 нед. назад #1356 от Паряй

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:
    Последнее редактирование: 8 года 1 нед. назад пользователем Паряй.

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1358 от Паряй

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1359 от Паряй
    Носители РОк с гунами несомненно столкнулись, следствием этого столкновения археологически... является резкий скачек дифференциации у них... как следствие выделение правящей верхушки и создание варварского королевства... Однозначно что гунское нашествие сыграло на пользу развитию КРОМ.
    С одной стороны оно разорвало зависимость среднего-поочья от готов, с другой стороны возможно привело к притоку сюда готских переселенцев усилющих "восточный" вариант РОк и тем самым спровоцировав внутреннию трансформацию... Возможно рязано-окские войны столкнулись с гунами... и присоединились к их нашествию, потому что в гунское и более позднее время число провинциально-римских импортов в РО среде резко возрастает...

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1361 от Purgine
    Супер. А можете скинуть на почту в эл.виде, а то я обычно распечатываю и читаю, с экрана читать не очень люблю. Заранее благодарю.

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад #1362 от Purgine
    Прочитал, статья сильнейшая. Переоценить ее сложно, теперь надо осмыслить всю эту информацию.

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    8 года 1 нед. назад - 8 года 1 нед. назад #1368 от Паряй
    Для общего ознакомления с хронологией культуры...



  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:
    Последнее редактирование: 8 года 1 нед. назад пользователем Паряй.

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    7 года 11 мес. назад #1515 от Паряй
    Браслеты КРОМ 6 век...

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Вложения:

    Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    5 года 6 мес. назад #1726 от Purgine
    Паряй, а у Вас есть эта публикация с иллюстрациями?

    www.musrzn.ru/personal/municipal/shilovs...muzei/scientific/384

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    5 года 6 мес. назад #1727 от Паряй
    нет вроде...

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    5 года 6 мес. назад #1728 от Purgine

    нет вроде...


    А может каким-то материалами новыми порадуете?

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    5 года 6 мес. назад #1729 от Паряй
    Надо подумать. У Ильи вышли две статьи по мечам. У меня на тот год выйдет тоже по мечам...
    Находок много и идей но не до чего руки не доходят. Провели рентгеновское изучение мечей. Снимаем третий фильм по Артании...в январе будет маленький фильм в цикле Знай наших.... Вышли маленькие фильмы по РЕН Мещера и... Шокша... наши киношники туда ездили... Так как то...

  • Elite Member
  • Elite Member

  • Сообщений: 223
  • Спасибо получено: 9

  • Пол: Не указан
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    5 года 6 мес. назад #1730 от Purgine

    Надо подумать. У Ильи вышли две статьи по мечам. У меня на тот год выйдет тоже по мечам...
    Находок много и идей но не до чего руки не доходят. Провели рентгеновское изучение мечей. Снимаем третий фильм по Артании...в январе будет маленький фильм в цикле Знай наших.... Вышли маленькие фильмы по РЕН Мещера и... Шокша... наши киношники туда ездили... Так как то...


    Интересно, держите в курсе.

    З.Ы. Вы не против пообщаться на предмет КРОМ и того, что там было две группировки? есть время?

  • Administrator
  • Administrator

  • Сообщений: 1073
  • Спасибо получено: 46

  • Пол: Мужчина
  • Дата рождения: Неизвестно
  • Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

    Время создания страницы: 0.192 секунд
    Joomla templates by a4joomla